captainmisson (captainmisson) wrote in grand_fleet,
captainmisson
captainmisson
grand_fleet

Свидетельство великой истории



Во дворе архангельского Северного Морского музея можно увидеть вот этот экспонат.
Который с виду может показаться непонятного назначения железякой.

Ваш покорный слуга уже знал, что это такое. И, заходя во двор архангельского музея, невольно вспомнил про похожий музей в столице Норвегии.
И подумал о том, что при другом стечении обстоятельств, сегодня возле набережной Северной Двины, как и под стеклянным шатром на берегу Ослофьорда, мог бы стоять живой свидетель человеческого мужества, самопожертвования и верности Великой Мечте.

Но история сослагательного наклонения не знает...



Этот причудливо выгнутый металлический профиль - ахтерштевень судна. К сожалению, это всё, что осталось от зверобойной шхуны «Святой мученик Фока» - корабля, на котором в 1912 году Георгий Седов вышел из Архангельска, мечтая достичь Северного полюса.

Шхуне было суждено вернуться обратно. Уже без командира и в полуразрушенном состоянии - в сложившейся при возвращении критической ситуации все деревянные части, не критичные с точки зрения прочности корпуса, команда использовала, как топливо. Конечно, никакой товарной ценности судно уже не представляло. А о ценности исторической никто из богемы провинциального городка тогда и не задумался. Тем более, что в этой среде изначально отношение к планам Седова было, в лучшем случае, ироническое - «Как Америку, Северный полюс можно открыть только один раз. Так что непонятно, о чём хлопочет Седов, поскольку Пири уже был на полюсе...»

В книге С.И. Белкина «Одиссеи рыбацких шхун» о дальнейшей судьбе «Святого Фоки» говорится так.

...Администрация порта осмотрела судно и составила акт, сухие и скупые строчки которого оказались не в состоянии скрыть весь драматизм экспедиции, страшные испытания, выпавшие на долю старого корабля и находившихся на нем людей: «Комиссия нашла судно «Святой мученик Фока» в следующем состоянии. Снятыми оказались: 1) вся средняя палуба, 2) в носовой части судна жилое помещение команды (кубрик), четыре дубовых бимса средней палубы, два контрбимса; в машинном отделении: машинная кладовая, помещения для кочегаров, провизионная кладовая; в офицерском помещении: вся деревянная обшивка бортовая, подпалубная, переборки кают и двери; правый, левый и кормовой фальшборты, деревянная обшивка с мостика, часть палубы полубака, фонарная, гальюн для команды и ватерклозет... Все указанное сожжено во время плавания за отсутствием топлива».



«Святой мученик Фока» у Соборной пристани. Фото, представленное на выставке «Тайны пропавших экспедиций» в краеведческом музее Архангельска


Пожалуй, никакое патетическое описание не прозвучало бы сильнее этих казенных фраз. С болью пишет о своем корабле верный спутник Седова Владимир Юльевич Визе: «Наш дряхлый, но бесконечно милый «Фока» окончательно вышел победителем из двухлетней борьбы со льдами. Правда, он пострадал жестоко, но ведь рубцы и раны являются украшением для старого воина... Милый дорогой «Фока», ты напрасно напрягал свои старческие силы, чтобы с честью исполнить возложенный на тебя долг. И наверное, ты бы не поступил так, если бы знал, что по возвращении в страну людей тебя ждет позорная смерть на мели в мутно-желтой Двине, что старые кости твои растащат жадные люди, стремящиеся нажить на них свои жалкие гроши».


Судьба «Фоки», действительно, оказалась страшной. Воду не откачивали, и шхуна затонула у пристани, но в таком виде она мешала, загромождая причальную линию. Тогда ее подняли и решили отбуксировать в док, чтобы осмотреть подводную часть корпуса и окончательно решить участь судна. Однако по дороге шхуну посадили на мель, и больше возиться с ней никто не пожелал. Объявили о продаже, но покупателя, конечно, не нашлось. Долгое время всеми забытое судно сидело на мели, и жадные люди, о которых писал Визе, растащили все, что можно было снять: рамы иллюминаторов, поручни, оковку люков, трапов, гудков, куски корпуса, после чего «Фока» превратился в удручающего вида развалину.

Те же жадные люди распродавали по кусочкам не только «Фоку», но и саму память об экспедиции Седова. С публичного торга продавали медвежьи шкуры, винтовки, мореходные инструменты, пианино со шхуны. «Палатка старая из шелка-сырца, рваная, с прожженной дырой» — так объявил распорядитель аукциона — была продана мяснику на фартуки. А ведь это была та самая палатка, в которой встретил смерть на пути к полюсу Георгий Яковлевич Седов! Тем временем под воздействием ветров и течений шхуну сняло с мели и понесло в один из рукавов Северной Двины, где выбросило на островок Шилов. После Октябрьской революции был поднят вопрос о реставрации исторического корабля, но к тому времени корпус разрушился до такой степени, что возродить «Фоку» уже было невозможно.

Легендарный «Фрам», на котором совершали свои экспедиции Нансен и Амундсен, и который сегодня находится в том самом норвежском музее, о котором я упоминал, тоже не пощадили ни стихия, ни «жадные люди». И на его восстановление потребовалось немало средств, преимущественно частных. Но  - его корпус на протяжении нескольких вёсен не терзали северодвинские ледоходы. Да и перед Советской Россией в ту эпоху стояли всё же другие задачи...

Потому - очень скоро восстанавливать уже было, по сути, нечего..



«Святой мученик Фока» на острове Шилов. Фото, представленное на выставке «Тайны пропавших экспедиций» в краеведческом музее Архангельска

Так что сегодня, к сожалению, мы не можем подняться на палубу музейного судна «Святой мученик Фока», с которой участники первой русской экспедиции к Северному полюсу всматривались в полярные туманы.

Но, чтобы не завершать на столь грустной ноте, вспомним о некоторых интересных совпадениях.

В 1937 году, в год, 70-летия со дня рождения Георгия Седова, с острова Рудольфа, на котором отважный полярный капитан нашел последнее пристанище, стартовала воздушная эскадра Шмидта - Водопьянова, достигшая Северного полюса и основавшая первую в мире дрейфующую станцию «Северный полюс-1».

Через 25 лет, в1962 году, в год 85-летия со дня рождения Седова, была спущена на воду советская атомная подводная лодка К-181, которая на следующий год достигла полюса подо льдом.

А столетний юбилей Георгия Яковлевича в 1977 году был ознаменован первым в мире достижением Северного полюса на надводном судне -  атомном ледоколе «Арктика».

Мечты прекрасны вопрощением!



Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments